Погиб за Веру (8 фото)

В деревне Сатино – Русское стоит крест на могиле бойца, погибшего от рук чеченских головорезов. На кресте выгравирована надпись: «Здесь лежит русский солдат Евгений Родионов, защищавший Отечество и не отрекшийся от Христа, казненный под Бамутом 23 мая 1996 года».

Любовь Васильевна Родионова, долго искавшая сына, объявленного поначалу дезертиром, заплатила убийцам своего мальчика только за то, чтобы ей показали место захоронения. Чеченские головорезы убили Евгения Родионова 23 мая 1996 года — в праздник Вознесения Господня, в чеченском селении Бамут. В день смерти у Евгения был День рождения — ему как раз исполнилось 19 лет. Мать немного не успела – тогда она была в каких-то семи километрах от места казни. И российскими войсками Бамут был взят — на следующий день.
О смерти сына мать смогла узнать лишь в сентябре. Чтобы найти тело Евгения и потом вывезти его, вместе с другими погибшими товарищами, на родину, — ей пришлось заложить собственную квартиру. Множество фотографий сына раздавала Любовь Васильевна чеченским посредникам, надеясь узнать хоть что-то. За бешеные деньги один из чеченцев согласился указать место захоронения.
«Когда я приехала в конце февраля, рядовой солдат, живой, стоил 10 миллионов. В августе рядовой солдат, живой, стоил 50 миллионов, когда они уже были в роли победителя. У Мелиховой за ее сына просили 250 миллионов, потому что он офицер. Была уже ночь, когда я с саперами украдкой при свете фар раскапывала яму, в которую бросили тела четверых ребят. Я стояла и только молилась, чтобы среди них не было Жени. Я не могла, не хотела верить, что его убили. Доставали останки – одного, потом другого. Я уже узнала его сапоги, стоптанные так, как снашивал только он, но все говорила: «Я не поверю, если не найдете жениного крестика». И когда кто-то крикнул: «Крестик, крестик!», — я потеряла сознание.»
…Убийцей Евгения Родионова оказался Руслан Хайхороев. В конце концов он сам в этом признался — это признание буквально выпытала у него мать, в присутствии иностранного представителя ОБСЕ Ленарда: «У сына был выбор, чтобы остаться в живых, — сказал Хайхороев. — Он мог бы веру сменить, но он не захотел с себя креста снимать. Бежать пытался…» (Хайхороев вместе со своими телохранителями был убит во внутричеченской бандитской разборке 23 августа 1999 года – ровно через три года и три месяца после гибели Евгения Родионова.)

Весной 1995 года был призван в ряды Вооруженных Сил, в состав пограничных войск РФ. Родионов был направлен в Назранский отряд во вторую мотоманевренную группу 479-го отряда особого назначения Краснознаменного погрануправления ФСБ РФ. Это была одна из самых горячих точек на границе Чеченской республики и Ингушетии. Родионов был зачислен в отряд в качестве гранатометчика.
Заступив на погранзаставу, Андрей Трусов, Игорь Яковлев, Евгений Родионов и Александр Железнов, не подозревали, что ожидает их в ближайшем будущем. Как происходил штурм блок-поста неизвестно, однако кровавые следы, найденные на месте боя говорят о том, что ребята сопротивлялись.
…18-летнего Евгения Родионова, вместе с еще тремя солдатами, взяли в плен в ночь с 13 на 14 февраля недалеко от селения Галашки. Ребята, всего за месяц до того прибывшие в расположение части из Калининградской области, несли караульную службу на чечено-ингушской границе. Открытый КРП (контрольно-регистрационный пункт) находился метрах в двухстах от заставы. Маленькая будка — без связи и света, без какой-либо огневой поддержки — на единственной в горах «дороге жизни», по которой перевозились оружие, боеприпасы, пленные, наркотики… Из подъехавшей машины «скорой помощи», которую пограничники остановили для проверки, внезапно выскочили «санитары» в камуфляже — более десятка вооруженных до зубов чеченцев. Этим головорезам не составило особого труда справиться с еще необстрелянными юнцами. Хотя, вспоминает, Любовь Васильевна, «даже спустя две недели после этого происшествия снегом не до конца засыпало пятно крови на дороге. Видны были там следы борьбы – что не как цыплят их покидали в машину…». Мать считает, что ребята пострадали во многом из-за халатности офицеров.
А затем начался плен. «Плен испокон веков считался самым страшным, что может случиться с человеком. Плен – это неволя, это издевательства. Жизнь показала, что чеченский плен – это самое страшное, самое нечеловеческое, изуверское, что вообще может быть на свете…», — говорит Любовь Родионова.
«Мама, от судьбы еще никто никогда не ушел. Я могу выйти на дорогу, и меня задавит машина. Тебе что, от этого будет легче? А плен… плен – это уже как повезет…» — говорил сын перед прощанием матери.

А она, как только узнала, десять месяцев искала Женю по всей Чечне. «Мне пришлось пройти все муки, все круги ада, какие только есть на земле, какие только мог придумать человек. Видно, Господь меня водил по тем дорогам, где я ходила и не подорвалась, хотя мин там было больше, чем камней. Видно, Он меня защищал от бомбежек, не дал мне возможности погибнуть, посчитал, что мой долг, долг матери – найти сына, похоронить его в родной земле; похоронить так, как хоронили наши деды и прадеды, по христианскому обычаю, с преданием земле. Это я только сейчас все поняла, а тогда, когда ходила по военным дорогам, я только молча молилась Господу…»
Розыск пленных не производился. Об этом бесчестном поведении российского командования уже написано немало статей. Сегодня известны шокирующие данные о том, как беззащитные матери пытались разыскать своих сыновей, а российские власти замалчивали факты преступного издевательства над ними. Огромное количество убитых горем женщин, так и не вернулись домой, растерзанные бандитами.
В одном из высокогорных лагерей в Шатойском районе условия содержания пленных были изощрённо жестокими. Из 150 человек пленных в живых осталось 55. Солдаты российской армии Клочков и Лимонов изменили Вере, стали мусульманами. Их поставили сначала охранять пленных — охраняли, затем велели добивать раненых — добивали. А потом произошло самое страшное. Когда до этого лагеря добралась группа матерей, к ним выпустили пленных. И Лимонов, окруженный чеченскими и иностранными камерами, сказал своей матери Любе (её звали, как и мать Евгения): «У меня нет матери, у меня есть только Аллах. Я не Костя, я — Казбек». Его мать осела на землю и на глазах пожелтела и засохла, как сломанная ветка. Истерики не было, она тихо сгорела, еле слышно произнеся: «Лучше бы ты умер». Вспоминая увиденное, Любовь Васильевна всякий раз благодарит своего сына за то, что он не предал её, не предал своей Веры…

Задачей нашей армии, озвученной генерал-лейтенантом Тихомировым, было восстановление полного контроля российских войск над большим числом населенных чеченских пунктов и окончательное уничтожение вооруженных бандформирований. Однако тактика войны горцев сильно отличалась от привычной. Здесь не было открытых сражений крупных сил, боевики умело скрывались среди мирного населения и систематически совершали вылазки. Российские войска были вынуждены разбиться на множество небольших блок-постов, включавших по нескольку человек, и нести круглосуточный караул во избежание нападения. Сами боевики именовали себя волками, и предпочитали действовать под покровом ночи.
Несчастных держали в не отапливаемом полуразрушенном доме, лишая их воды и еды, регулярно избивая и унижая. В практику боевиков входили тренировочные издевательства для малолетних чеченских мальчиков над пленными русскими. Родионова и его товарищей заставляли писать письма с просьбами о выкупе на родину, однако ни один из них не мог выплатить крупных сумм, которые требовались. Все пленники оказались из малообеспеченных семей. Пытки завершились в день рождения Родионова, ему исполнилось 19 лет. Хайхороев предложил измученным ребятам принять ислам и продолжить воевать на стороне боевиков. Все пленники отказались. Евгений не снял нательного креста, чего требовали убийцы, в результате его избили, а затем отрезали голову. Глумление над трупами молодых русских бойцов было распространено в чеченском стане, поэтому мать смогла опознать своего сына только по кресту.
Сначала Евгения объявили дезертиром, но потом все же признали его нахождение в плену. Ребята до последнего дня ждали помощи, но искать их никто не собирался. Системы поиска пленных и погибших вообще отсутствовала, государство не позаботилось об этом и после окончания военных действий. На поиски своего сына отправилась мать, так как отца немедленно убили бы в чеченских селениях. Однако и Любовь Васильевна пережила страшные издевательства. Однажды ее так жестоко избили, что сломали позвоночник, только невероятная сила духа позволила выжить и отыскать останки Родионова.
Жертва четырех молодых парней была отомщена, место, где их пытали и убивали было стерто с лица земли пришедшими сюда вновь русскими войсками, ни один из головорезов не ушел от возмездия.

После того, как она нашла тело сына начались мытарства, связанные с отправкой тела Евгения на родину. Денег не было ни копейки. Квартира, в которой они жили с сыном, заложена, вырученные деньги пошли на оплату «чеченских услуг». Пограничники почему-то посчитали, что не их забота заниматься отправкой и похоронами солдата. Пришлось давать телеграмму в Москву руководителю погранвойск. Пришел ответ с обещанием помочь. Потом… Помог матери встреченный в госпитале генерал Персеянинов. Узнав обо всём, он изумился и организовал отправку тела её сына домой.
Друзья Евгения помогли в организации похорон на местном кладбище. Местный батюшка совершил отпевание. На пятый день после похорон сын приснился матери радостным и сияющим. В этот день, пролежав долгое время на могиле сына, скончался от инсульта его отец Александр. Похоронила и его.
Как встретили дома женщину, в душе которой до сих пор не закончилась война? Хотя все знали, куда и зачем она поехала, на работе её сократили. В сданной квартире обживались новые жильцы, выкупившие квадратные метры. Все деньги пошли на уплату чеченцам за тело Евгения…
Любовь Васильевна ежегодно приезжает в часть, где начинал службу ее сын и обращается к новобранцам. Она желает им ответственных командиров, не таких которые предали Родионова.
Опыт, полученный в Чечне, изменил ее. Ее оскорбляли, на нее плевали, ее чуть не убил брат разыскиваемого чеченского боевика Шамиля Басаева. Он жестоко избил ее и оставил умирать. “Мне выбили все зубы. Когда я вернулась из Чечни, все мои волосы были седыми. У меня нет здоровья. Когда хоронишь ребенка, с ним хоронишь половину себя. Я больше не могу смеяться и радоваться”.
До гибели сына Любовь не ходила в церковь, но теперь она считает себя глубоко верующей. “Война быстро раскрывает истинную сущность людей. Если ты кусок дерьма, то быстро скукожишься, но если ты порядочный, то она вытачивает тебя, как алмаз, нужно через многое пройти, чтобы дойти до этой ступени”.
При помощи русских патриотических организаций всем миром удалось собрать средства, которых хватило на то, чтобы выкупить для матери русского воина заложенную за тело сына квартиру и поставить на могиле Евгения крест. К месту захоронения русского воина в село Сатино (под Подольском) приезжают люди со всех концов страны.

Священник Дмитрий Дудко всегда выражал свои мысли просто и коротко:”Святые воины-мученики составляют особый высокий чин небесной иерархии. История церкви отмечает дарованное им особое свойство являться в сражениях и поражать плотских врагов. Так, Дмитрий Солунский уже после своей кончины являлся на стенах осажденной Солуни и поражал сарацинов, а святые страстотерпцы Борис и Глеб, пришедшие на помощь своему сроднику князю Александру в Невской битве, сокрушили часть шведского войска на другом берегу Невы — там, где не проходила с боем княжеская дружина. Как и все мученики за веру, он несет в себе частицу того страшного огня попаляющего, который есть Господь. Несомненно, что так же, как и они, Евгений Родионов – лучший воин в полном смысле слова. Он вел брань свою не только с земными служителями преисподней, но и с духами злобы поднебесной. Он был и есть солдат той армии, Великий Полководец которой не предает своих солдат и ни единой капли пролитой крови не оставляет незамеченной. Так и Евгений брань свою продолжает и после своей земной смерти. Быть может, его явление знаменует рождение среди нас воинов, идущих в бой со Христом в душе. Крепко стоящих в этом бою до смерти и после смерти. На земле и на Небе”.

…У людей военных свои критерии святости. Памятник православному солдату — это еще и дань памяти всем бойцам, умершим в плену. Сейчас у входа в школу, где учился Евгений, установлена мемориальная доска героя-пограничника. Вышел документальный фильм, посвященный ему. Нательный крестик Евгения Родионова передан матерью в храм святителя Николая в Пыжах и хранится в Алтаре.
Евгений награждён орденами Славы и Мужества, Православная церковь пока не канонизировала Родионова как воина-мученика, поскольку прошло мало времени, но он считается месточтимым святым и великомученником. Его образ почитается и в Сербии. По рассказам священнослужителей, образ Евгения мироточит, к нему обращаются верующие, для чего протоиреем Сидоровым составлены тексты молитв. В честь мученика заложено три церкви, одна из них в Харькове. Школа, в которой учился Женя Родионов, названа в 2009 году его именем. На следующий год во дворе этой школы установлен памятник «Свеча памяти».

published on caprizulka.ru according to the materials timeallnews.ru

OksanamoЭто интересно
Погиб за Веру (8 фото) В деревне Сатино – Русское стоит крест на могиле бойца, погибшего от рук чеченских головорезов. На кресте выгравирована надпись: «Здесь лежит русский солдат Евгений Родионов, защищавший Отечество и не отрекшийся от Христа, казненный под Бамутом 23 мая 1996 года».Любовь Васильевна Родионова, долго искавшая сына, объявленного...