Седьмого сентября в один из детских домов Ярославля из анонимного источника поступил один миллион рублей. Это был первый хоккеист, который половину своей зарплаты жертвовал на благотворительность. Об этом не знал никто, это было величайшей тайной, но факт остается фактом.

Героев совсем не обязательно знать в лицо. Главное – знать, что они просто есть. Капитан «Локомотива», хоккеист Иван Ткаченко был тем самым героем, который не говорил, а действовал, отдавал, дарил, помогал, спасал – забирая себе только животворящие человеческие эмоции во время хоккейных матчей.

Иван теперь – герой Ярославля. Кумир всех мальчишек. Сердце хоккейного клуба. О том, что ярославский капитан жертвовал крупные суммы на благотворительность, стало широко известно лишь после того страшного «полета в вечность». Печаль смешалась с восторгом, отчаянье сменилось гордостью, маленький хрупкий шарик не разбился. Дело Ивана Ткаченко живет, и будет жить.

Потому что любовь не умирает. А в сердце этого человека была не только любовь. Там была и жалость, и благородство, и сумасшедшая скромность. Это герой нашего времени. И мне так не хочется писать «был».

Ткаченко занимался благотворительностью, не только анонимно жертвуя крупные суммы денег детям с онкологическими заболеваниями. Он перечислял деньги детским домам, церквям, и просто пенсионерам, увиденным в телесюжетах.

Уже посмертно капитану «Локомотива» был вручен Орден «За заслуги перед Отечеством IV степени». Это ли не показатель?

Десятки спасенных жизней, огромное количество положительных эмоций, каждая детская улыбка, каждое чудесное выздоровление – вот показатель. Вот народная любовь. У Ивана Ткаченко она огромна. Смешанная с безграничным уважением. Есть и будет.

© Эссе «Капитан Ярославля», Фомина Евгения Алексеевна.

Иван Ткаченко — запомните этого молодого парня лучезарным, добрым, отзывчивым, веселым! Он настоящий герой!

_ _ _

Предлагаем ознакомиться еще с одним материалом на этот раз пишет  «Комсомольская правда», которая представляет статью об Иване под названием:

Под именем Ивана Леонидовича он практически каждый месяц жертвовал деньги

Выше мы сообщили, что хоккеист ярославского «Локомотива» Иван Ткаченко, разбившийся вместе с командой под Ярославлем, за 15 минут до гибели перечислил 500 тысяч рублей на счет 16-летней девочки Дианы Ибрагимовой, больной раком. Как выяснилось позже, деньги он перевел днем раньше, перед посадкой в самолет Иван просто проверил, дошел ли перевод. Но, как оказалось, это был далеко не единственный раз, когда Ткаченко перечислял крупные суммы нуждающимся в средствах на лечение детям.

На счет Дианы Ибрагимовой он в декабре прошлого года уже  переводил со своей банковской карты полмиллиона рублей. Ткаченко был постоянным жертвователем фонда «AdVita» и занимался благотворительностью с 2007 года, оставаясь при этом неизвестным. Под именем Ивана Леонидовича он практически каждый месяц жертвовал деньги. На сайте фонда можно четко проследить, кто, сколько и на что перечислял, и Иван Леонидович появляется в этих отчетах регулярно. Всего, как подсчитали журналисты «Советского спорта», за четыре с половиной года он пожертвовал 9 996 300 рублей. Его деньги помогли десяткам детей, но, к сожалению, и они спасли далеко не всех.

Эти поступки Ткаченко никак не вписываются в не лишенный оснований общественный стереотип, рисующий успешных спортсменов существами, зацикленными исключительно на собственном я, на машинах, часах и драгоценностях. Но больше всего поражает, что за четыре с половиной года он никому из друзей и родных не сказал о своей благотворительной деятельности ни слова.

Друг и многолетний партнер Ивана по «Локомотиву», этим летом перешедший в ЦСКА, Александр Гуськов (на фото справа) вчера побывал в Издательском доме «Комсомольская правда». Читая статью про Ивана, он не мог понять, почему Ткаченко ни разу даже не обмолвился о своей благотворительности.

— Александр, вы были одним из друзей Ивана Ткаченко. Вы знали, что он в последние годы регулярно перечислял деньги больным детям?

— Нет, не знал.

— Как может быть, что человек занимается благотворительностью в таких размерах и никто не в курсе?

— У меня нет ответа на этот вопрос, хотя, хорошо зная Ваню, я понимаю, что он мог это сделать. Но я думаю, что об этом обязательно должен был знать кто-то из его близких. Все равно он должен был поделиться.

— С братом, с отцом, с женой?

— Да, в любом случае кто-то должен был знать.

— Для хоккеиста такого уровня 10 миллионов рублей за пять лет — это много?

— Я думаю, да. Это большие деньги.

— Что могло побудить Ивана заняться этим? Не всякий способен на подобные поступки.

— Это может сделать только сильный человек, и у него должны быть какие-то свои мотивы. Но, повторюсь, от Вани можно было этого ожидать.

— Вам приходилось быть свидетелем того, чтобы Иван кому-то помогал?

— Он никогда не отказывал в помощи, если она кому-то требовалась. Если болельщики или еще кто-то что-нибудь у него просили, он всегда шел навстречу. Билеты ли нужны были или еще что-то, он говорил: да, сейчас я сделаю, я постараюсь… Очень хороший человек был и, я думаю, никогда ничего плохого никому не сделал.

— В «Локомотиве» принято было заниматься благотворительностью?

— Помимо того что у нас был подшефный детский дом, куда мы постоянно перечисляли деньги, в команде часто собирали деньги на какие-то экстренные случаи. Мы собирали деньги, когда узнавали, что кому-то они требуются. Кто угодно — тренер, капитан или, возможно, даже Ваня Ткаченко — мог сказать, что нужно помочь. Тот, кто владел информацией, просто озвучивал ее в раздевалке, и мы помогали.

— Каким был Ткаченко?

— Душа-человек. Он даже в обычном разговоре излучал позитив. Очень рассудительный, честный, всегда говорил все, что думал, в лицо, никогда ничего не таил за спиной. Если он к чему-то стремился, то обязательно этого добивался своим трудом, доводил начатое дело до конца. Если у него что-то не получалось в хоккее, оставался на льду после тренировки и работал до тех пор, пока не начнет получаться. Жалко, что такие люди уходят, он мог многого как в хоккее, так и в жизни достичь. В семье он был и мужем, и отцом, таким… настоящим. У него остались две дочки, мечтал о сыне.

— Звездам спорта свойственна тяга к внешним эффектам и красивой жизни: машинам, вещам. У Ивана что-то подобное было?

— Нет, он не стремился к чему-то модному, новому, он хорошо понимал, что ему нужно для жизни. Ваня просто радовался жизни, ему не нужны были дорогие лимузины или еще что-то.

— Вы покинули «Локомотив» после окончания прошлого сезона, хотя могли бы остаться. Видите в этом перст судьбы?

— Контракт со мной не был подписан по воле «Локомотива». Я очень хотел остаться в коман­де, но в итоге мне и еще нескольким хоккеистам, с которыми тоже не продлили контракты, пришлось уйти. Конечно, после таких событий задумываешься… У меня до сих пор в голове мысли только об этом: нас судьба отвела и Бог помог остаться в живых, не посадил нас в этот самолет. Сказал: иди, живи!

Это распечатка с сайта благотворительного фонда за начало 2007 года. Сперва Иван жертвовал по несколько десятков тысяч, но многим нуждающимся. Потом начал перечислять деньги адресно, но уже сотнями тысяч.

 

published on caprizulka.ru according to the materials chert-poberi.ru

oksanamoЭто интересно
Седьмого сентября в один из детских домов Ярославля из анонимного источника поступил один миллион рублей. Это был первый хоккеист, который половину своей зарплаты жертвовал на благотворительность. Об этом не знал никто, это было величайшей тайной, но факт остается фактом. Героев совсем не обязательно знать в лицо. Главное – знать, что...