Когда речь заходит о насилии в семье, агрессоры часто предпочитают делать вид, что ничего не происходит (или происходит, но так надо), а общество не спешит делать однозначные выводы о том, кто виноват.

Как женщины становятся жертвами «тихого» экономического насилия, даже не подозревая об этом, объясняет руководитель общенациональной горячей линии для пострадавших от домашнего насилия Анна Коршун. По статистике общенациональной горячей линии для пострадавших от домашнего насилия 8−801−100−8−801, 43% абоненток подвергаются экономическому насилию. Однако это не окончательные цифры, подчеркивает эксперт, поскольку многие не идентифицируют себя с жертвой домашнего насилия и не понимают, в чем его суть.

— Анна, объясните, в чем опасность экономического насилия?

— Многие думают: если жена попросила мужа купить норковую шубу, а он отказал — это экономическое насилие.

На самом деле насилие — это ситуация, когда женщина оказывается во власти и под полным контролем со стороны мужчины. Экономическое насилие связано с материальными отношениями между партнерами или бывшими супругами, но зачастую насилие распространяется на все сферы жизни женщины. Там, где есть психологическое и экономическое насилие, жертва, скорее всего, терпит и рукоприкладство.

— Есть ли в этом материальная выгода для мужчины?

— Женщина очень зависима от мужчины. И это не только сложившийся веками бытовой уклад, когда женщина — хранительница очага. Дело в том, что в современном мире мужчины занимают доминирующую позицию. Они более социально активны, у них изначально больше возможностей. Из-за детородной функции женщина на время выключается из трудовой активности. Обязательного отпуска по уходу за ребенком для отцов, как, например, в Швеции, в Беларуси нет. По закону любой папа имеет право уходить в декретный отпуск, однако совсем немного мужчин пользуются этой возможностью на практике. Лишь единицы добровольно соглашаются ухаживать за грудными детьми, пока жена на работе.

Однажды нам на линию позвонила женщина, которая на тот момент находилась в декрете. Так вот, карточкой с детским пособием, которая была оформлена на нее, полностью распоряжался супруг: без его одобрения она не могла совершить ни одну покупку.

sovremennayalady.ru

У другой клиентки, которая была в декретном отпуске, супруг ввел систему штрафов за то, что ему не нравилось: например, не улыбнулась, когда он пришел домой, ответила не так, как ему хотелось… За такие «провинности» он мог не дать денег на вещи первой необходимости для ребенка: памперсы или детское питание.

Еще одна женщина жаловалась, что муж забирал все заработанные ею деньги и проигрывал их в казино. На линию она звонила в полном отчаянии: двух детей кормить было нечем.

А еще мужчины нередко начинают манипулировать детьми. По словам одной абонентки, супруг разрешал ей готовить блюда только из выращенных на даче овощей. Если женщина все-таки использовала продукты, купленные в магазине, мужчина начинал говорить детям: «Смотрите, ваша мама вас объедает». Он запрещал пользоваться обогревателем, потому что это дорого. А когда дети болели, прятал ингалятор и теплые вещи и ставил условие: верну, когда отдашь свою зарплатную карточку.

— Получается, такие случаи не редкость. Почему же тогда экономическое насилие очень часто остается незамеченным?

— Это случается оттого, что женщины не всегда понимают, в какой опасной ситуации оказались. Нередко экономическое насилие кроется в стремлении супруга лишить жену права выбора: профессии или места работы, возможности получить высшее образование. Ревнивцы говорят: «Зачем тебе работать, сиди дома». И поначалу женщина находит оправдание такому поведению, видит в этом любовь и заботу.

Но вскоре ей приходится просить у супруга деньги, а затем и отчитываться о тратах, предъявлять чеки. На линию не раз поступали жалобы от абоненток, что супруг очень любит критиковать каждую покупку: «Может быть, в соседнем магазине колбаса была бы дешевле? А зачем ты купила новые колготки?». Такой тотальный контроль не может не наносить вреда психологическому состоянию.

Замечу, что если женщина согласна с таким положением, то о насилии речь не идет.

— А что закон? Если женщина не согласна, как она может себя обезопасить?

— В нашем обществе ответственность за насилие на мужчину никто не возлагает. Это подтверждает отсутствие в Беларуси специализированного закона о домашнем насилии. В Уголовном кодексе Республики Беларусь есть статьи, предусматривающие наказание за нанесение телесных повреждений, за истязание, побои, а вот за домашнее насилие таких статей нет. Единственный законодательный акт, который действует в настоящее время в Беларуси и определяет правовые рамки участников домашнего насилия, — это закон «Об основах деятельности по профилактике правонарушений». В этом документе прописано определение понятия «домашнее насилие», указаны основные субъекты профилактики и их функции. Но закон не специализированный и регламентирует профилактические меры в отношении других видов правонарушений.

Тем не менее подвижки на законодательном уровне есть. МВД выступило с инициативой подготовки концепции законопроекта о профилактике домашнего насилия. Предполагается, что в законе будет дано определение всех видов насилия (физического, психологического, экономического и сексуального), а понятие «членов семьи» будет расширено.

realwomanonline.com

— С какими проблемами сталкиваются женщины, которые пытаются бороться с домашним насилием?

— Когда случаи насилия касаются пары, которая уже не состоит в законных отношениях, все сложно. Бывшие супруги, даже если они делят быт, согласно действующему законодательству, не являются членами семьи. В итоге неизвестно, понесет ли обидчик наказание. На горячую линию часто обращаются женщины, которые после развода проживают на одной жилплощади с бывшим супругом, который продолжает оскорблять, унижать, а иногда и поднимать руку. Но без свидетелей такое преступление практически недоказуемо.

Нередко бывшие мужья ведут асоциальный образ жизни, страдают алкоголизмом, приводят на общую жилплощадь компании для посиделок со спиртным, что не может не отразиться на социальном и бытовом благополучии женщины.

Часто абонентки рассказывают нам о том, что бывшие супруги крадут продукты из холодильника или специально выводят из строя бытовую технику. Однако максимум, что грозит агрессору в таком случае, — административное наказание в виде штрафа.

В странах с прогрессивным законодательством факт домашнего насилия является отягчающим обстоятельством, при котором априори подразумевается зависимое положение жертвы. А в понятие «члены семьи» или «близкое окружение» включены и бывшие супруги.

— Можете ли вы определить группы риска: кто чаще попадает в ситуации экономического насилия?

— Зачастую экономическое насилие случается, когда бывшие супруги проживают на одной жилплощади. Такие ситуации возникают из-за того, что квартира покупается в кредит, и пока долг не погашен, разменять жилплощадь не представляется возможным. Женщина оказывается в своеобразной материальной и законодательной ловушке.

В ноябре минувшего года, например, половина звонков на горячую линию 8−801−100−8−801 была как раз с жалобами на порчу имущества бывшими супругами. Одна клиентка жаловалась, что мужчина нарочно выводит из строя котел парового отопления, чтобы она жила в холоде.

У другой нашей клиентки была такая ситуация: как только она уходила из дома, бывший супруг включал во всех комнатах электроприборы. В итоге счета за электроэнергию приходили огромные. Чтобы избежать задолженности (а мужчина нигде не работал!), женщине приходилось самой делать все оплаты.

— Часто ли женщины решаются отстаивать свои права? И готово ли общество менять свои взгляды и бороться с проблемой?

— В своей практике я заметила: пока что в нашем обществе уверены, что мужчину нужно принимать и понимать, а женщина должна терпеть. Многие пострадавшие не находят поддержки даже от близких. Нет этой поддержки и от сторонних наблюдателей. Все спрашивают женщину: почему ты терпишь, почему не уходишь? Но никто не спрашивает агрессора — почему ты так себя ведешь? Найти правду пострадавшей бывает очень сложно.

published on caprizulka.ru according to the materials lady.tut.by

OksanamoСемейные отношения
Когда речь заходит о насилии в семье, агрессоры часто предпочитают делать вид, что ничего не происходит (или происходит, но так надо), а общество не спешит делать однозначные выводы о том, кто виноват. Как женщины становятся жертвами «тихого» экономического насилия, даже не подозревая об этом, объясняет руководитель общенациональной горячей линии для пострадавших от домашнего насилия Анна Коршун. По статистике общенациональной горячей линии...