Дискриминация по половому признаку — обязательный атрибут постсоветского общества. Представлен он и в Беларуси, где женщины традиционно зарабатывают меньше мужчин (иногда на четверть от стандартной оплаты труда) и редко занимают руководящие должности в компаниях.

Чтобы объяснить этот феномен, западные социологи ввели в оборот термин «липкий пол», означающий, что в корпоративной иерархии женщины дольше мужчин задерживаются на начальных позициях и не могут выстроить полноценной карьеры. Символом «липкого пола» считаются профессии дворника и клинера (уборщика). Но так ли уж непрестижна уборка помещений? Об этом LADY рассказали сами женщины.

Юлия, 32 года, «бухгалтер»: «О своей работе я чаще всего не распространяюсь, чтобы не слушать возгласы: «Ой, фу, уборщица»

В сфере уборки я работаю два года. Раньше это была подработка, если зарплаты не хватало. Я искала объявление об уборке офиса и выполняла заказ. Сейчас это занятие — моя основная работа. До этого я перепробовала множество профессий: была менеджером, специалистом по продажам и сбыту, занималась статистикой, на заводе работала и даже в отделе охраны. Потом ушла в декрет, и после выхода передо мной встал вопрос: что делать дальше? Работодатель предлагал зарплату в 300 рублей, плюс 12-часовая рабочая смена. Как мама троих детей я не могла себе такое позволить. Одной тянуть съем жилья и семью у меня бы не получилось, в голове такое не укладывалось. И я пошла в клининговую компанию, чтобы можно было совмещать заботу о детях и заработок.

Вскоре выяснилось, что в клининговой компании много не заработаешь: соотношение труда, который ты вкладываешь, несоразмерно тому, сколько тебе начисляют от общей суммы выполненной работы, — это в лучшем случае 40%, все остальное забирает работодатель. Постепенно я стала лично выходить непосредственно на связь с людьми, которые нуждались в уборке, и сейчас занимаюсь исключительно уборкой квартир.

Официально, по трудовой, я числюсь бухгалтером. Все-таки «Декрет о тунеядстве» никто не отменял, а надежное прикрытие должно быть.

Основным мотивом смены работы стали мои дети. Они ходят в сад, у нас частые больничные. И я не могу каждый раз ходить к начальнику на поклон, отпрашиваться. Для меня семья важна. Я на всех детсадовских праздниках стараюсь быть, и, работая в данной сфере сейчас, могу позволить корректировать и планировать свой рабочий день самостоятельно, не завися ни от кого. Я сделала работу — и ушла. Фактически мой рабочий день занимает четыре часа, а не восемь, как у обычного офисного работника.

Я всегда придерживаюсь позиции: деньги не пахнут. Если я могу на этой работе, не затрачивая 8 или 12 часов, заработать достаточную сумму денег, совмещая ее с семьей, то это меня устраивает. Работа уборщицей тяжела не в моральном, а скорее в физическом плане. Первое время я приходила домой и просто плакала от усталости. Но все равно, взвешивая эти плюсы и минусы, я думаю, что сделала верный выбор. Да, я не работаю в офисе, не хожу с красивым маникюром, в юбке и на каблуках. Но меня подстегивает то, что я не сижу на одном месте по 8 часов — это основной плюс.

О своей работе я чаще всего не распространяюсь, опять же, чтобы в глазах других не выглядеть белой вороной и не слушать возгласы «ой, фу, уборщица» или что-то в таком духе. Когда среди знакомых заходит разговор о том, кто где работает, я говорю, что работаю сама на себя. Конечно, такая фраза вызывает куда больше уважения, чем рассказ о том, что ты убираешь помещения.

У меня есть высшее экономическое образование. И когда ты всерьез решаешь стать клинером, сразу возникает вопрос — зачем ты учился? И не столько у окружающих, сколько у тебя самого. Некоторые действительно приходят сюда от безысходности. Близкие тоже говорили на эту тему: «Уборка? Ты совсем сдурела, куда ты идешь?». Но сейчас, по истечении времени, глядя на то, сколько я зарабатываю и трачу времени, отношение к моей работе изменилось.

Все мои заказчики абсолютно адекватные люди, относящиеся ко мне с уважением. Потому что каждый занимается своим делом. Если люди хорошо работают мозгами, но не успевают убраться дома, значит, им следует нанять того, кто с этим хорошо справится. При этом они не смотрят на тебя сверху вниз. Относятся скорее с уважением: мол, какие вы молодцы, такую работу делаете, которую я не успеваю. Но когда ты, к примеру, приходишь в офис работать, то все офисные девочки — секретари, менеджеры, бухгалтеры, экономисты — воспринимают тебя так, будто ты никто, а они тут звезды.

Уже проработав два года, я начинаю задумываться, а что будет дальше. Вот мне сейчас 32 года, и я уже физически сильно устаю, в прежних объемах не могу работать, все успевать. И задумываюсь, что буду делать через десять лет. Потому что силы будут не те, возраст не тот, внешность не та. Все это скажется на востребованности тебя как специалиста.

Елена Нечаева (имя и фамилия изменены), 42 года, учитель. «Мама сказала: «У тебя же есть образование — сеять разумное, доброе, вечное, а ты тут с тряпкой бегаешь»

Я подрабатываю уборкой уже довольно долго, около десяти лет. Причина проста — нужны дополнительные деньги, и когда у тебя есть дополнительное время, то можно этим заниматься.

Я прошла большой путь: убирала офисы, автомобильные СТО, отделение почты — у меня за десять лет провернулось очень много объектов. А по оплате я скажу, что в среднем, если найти хорошее место (а я уже знаю, где хорошее, а где плохое), за полтора часа 200−250 рублей можно заработать. И я считаю, что это очень хорошая зарплата. Мой учительский заработок составляет 500−600 рублей, а если я имею несколько точек уборки, то такую же зарплату получаю за меньшее время.

Да, я просто школьный учитель. Относительно гибкий график позволяет мне совмещать преподавание с уборкой: в десять утра начинаются уроки, и у меня есть два часа свободного времени. Среди заказчиков услуг есть офис, где изучают иностранные языки, там моя работа составляет 40 минут. После школы (до 14.30 я работаю) у меня до семи вечера еще есть время, чтобы успеть убрать два офиса. На это уходит примерно час-полтора (в зависимости от времени года). И в принципе, такой режим труда меня устраивает.

Занятие уборкой меня не смущает. Это лучше, чем заниматься сомнительными с точки зрения закона махинациями. У меня нет по этому поводу никаких терзаний, что эта работа не для меня, что я такая вот крутая, что я учитель и на тряпку променялась. Я свое занятие не афиширую среди круга моих близких и знакомых. Я считаю, что им об этом знать не нужно. Потому что мне скажут: «Это несолидно для тебя». Но самые близкие знают об этом. И негатив был со стороны моей мамы: «У тебя же есть образование — сеять разумное, доброе, вечное, а ты тут с тряпкой бегаешь». Я этот разговор сразу пресекла: да, я могу лишний час полежать на диване, а могу потратить это время, заработав деньги. И как-то сразу разговоры на эту тему прекратились.

Конечно, у людей существуют предубеждения, с которыми я тоже сталкиваюсь в течение всего времени, что работаю. Некоторые заказчики убеждены, что уборщиками работают только пьющие люди. Это, наверное, с советских времен пошло. Тогда пугали — учись хорошо, иначе пойдешь дворником работать.

А потом в вопросе уборки оценка всегда будет субъективной. Один скажет, что вы убрали просто идеально, а второй наденет перчатку и начнет ею водить пальцем по подоконнику. Естественно, он соберет пыль. Здесь большую роль играет человеческий фактор — у кого ты убираешь и как к тебе относятся.

У меня был очень крутой офис на Немиге. Я там убиралась, а утром приходили девушки, напомаженные и накрашенные. А я тут в своем фартучке хожу, как Золушка. И, естественно, у них там мелькали ухмылочки, я это чувствую всегда. Или претензии: «А почему у меня скрепка под столом валяется?», «А почему у меня здесь крошки?» — такое было. В отличие от женщин, мужчины ведут себя иначе: они тебя либо вообще не замечают, либо очень лояльно относятся. Могут быть очень приветливыми, иногда могут кофе предложить. В женской среде есть определенная заносчивость — я как королева хожу тут на шпильках, а ты у меня кружку не убрала. Нынешние заказчики относятся ко мне с пониманием.

Раньше я сотрудничала с клининговой компанией, но потом отказалась от этого. Я стараюсь искать работу сама. Находишь объявление, заключаешь договор подряда, тебе деньги перечисляют на карту. Деньги в конверте меня не интересуют: я так не работаю, только по договору.

Алеся, ландшафтный дизайнер: «У моего занятия нет карьерных перспектив. А у кого они есть?»

Занимаюсь я уборкой недавно — буквально год. Отыскала интересную для себя рабочую нишу — уборка квартир и домов — совершенно случайно. Она меня финансово выручает, можно находить нужные объявления и ездить как на подработку. Порой даже хорошо платят, в месяц выходит больше, чем средняя зарплата по Минску. Но недавно у меня приключилась просто катастрофическая история, в которой я до сих пор не разобралась.

В одном из домов Тарасово требовалась помощница по дому плюс водитель — все это в одном лице, причем с проживанием на месте работы. Хозяйкой оказалась 53-летняя женщина, которая живет абсолютно одна. Я работала у нее и проживала в гостевом домике. Зарплата средняя — 300 долларов. Первый месяц прошел нормально, во втором появились претензии — начали высчитывать деньги из зарплаты. Почему-то хозяйка решила, что мне деваться некуда — расчет был на долгий срок работы, поэтому я переехала с вещами. В итоге меня практически выгнали оттуда, пришлось уезжать на такси, причем свои вещи до сих пор не могу забрать оттуда.

Поначалу меня предупреждали, что хозяйка может уходить в запой, и когда это случается, могут возникнуть проблемы. Я девочка не из пугливых, такими историями не проймешь, но теперь сожалею: все-таки нужно было вести себя осторожнее. Не знаю, как подвести черту под этой историей, потому что я устроилась туда неофициально, и обратиться в милицию не могу — могут быть последствия.

До этого я работала в строительстве, но после развода ситуация сложилась так, что пришлось жить на съемной квартире. Тяжело было ее оплачивать, не хватало денег на себя, поэтому решила заняться уборкой. Объявлений оказалось очень много, с приличной оплатой и гибким графиком. И никто не требовал заключения официального договора. Я могу съездить поработать несколько раз, сделав уборку, и заработать столько, сколько раньше не получала, сидя в офисе месяц. Частные заказы себя вполне оправдывают, это удобно.

Унижает ли меня моя подработка? Конечно, приятного тут мало, хвастаться этим перед друзьями, естественно, не буду. Это не приветствуется, и афишировать свой заработок я считаю ненужным занятием. С другой стороны — работа и работа, обычный женский труд. Что тут такого? Лучше так, чем непонятные вакансии с зарплатой в 400 рублей за месяц — это вообще неадекватные предложения в сегодняшних условиях.

Если не принимать во внимание ту историю с проживанием, то конфликтов на работе не возникает. Почти всегда к тебе нормальное, человеческое отношение. Кто-то может сторониться тебя, требовать справку о разрешении трудиться, но преимущественно относятся к моему труду уважительно. Я два раза слышала от своих заказчиков истории, что они тоже в свое время подрабатывали уборкой. И речь идет не только о женщинах, но и мужчинах. С неадекватным отношением и унижениями пока не сталкивалась.

Часто встречала мужчин-уборщиков, с ними иногда получалось работать вместе. В позапрошлом году, на Новый год практически, числа 29 декабря я ездила с напарником убирать резиденцию президента перед праздником. Платили 50 рублей в день. 150 рублей за три дня — неплохой приработок получился.

Меня не смущает, что у моего занятия нет карьерных перспектив. Вы оглянитесь — у кого они есть? Если нет родственников или хороших знакомых. Если я смогу пойти и заработать себе на жизнь денег, почему это должно смущать? Тем более с меня не требуют налоги, ФСЗН, справки и прочее. Для женщины — это один самых простых вариантов.

«Общественная повестка говорит нам, что женщина — это прежде всего жена и мать»

Так почему же белоруски заняты в непрестижных профессиях и мало зарабатывают? Для разъяснения этого вопроса мы обратились к гендерному социологу и преподавателю ECLAB Елене Огорелышевой.

Елена Огорелышева (гендерная исследовательница, руководительница Гендерного модуля Европейского колледжа Liberal Arts ECLAB)

— В Беларуси наблюдается гендерное разделение по некоторым профессиям. Медицина, образование, социальный сектор: количество занятых в этих сферах женщин превышает количество мужчин. С промышленным сектором, строительством обратная ситуация. Нельзя сказать, что в Беларуси женщины сосредоточены только в низкооплачиваемых сферах, в отличие от мужчин. Среди работников самого нижнего звена встречаются достаточно много мужчин: консьержи, дворники и пр. Однако точных цифр распределения среднего уровня зарплат в зависимости от пола и профессии внутри различных сфер нет. Соответственно, сложно подтвердить или опровергнуть тезис о том, что занятие уборкой можно отнести к низкооплачиваемой профессии, что это «липкий пол» и этим занимаются только женщины.

Но есть другая особенность — женщины чаще всего задерживаются на определенных позициях подолгу или не продвигаются по карьерной лестнице совсем, прослеживается ситуация «стеклянного потолка». На руководящих позициях в большинстве сфер, даже в тех, где занятых женщин больше, количество мужчин выше. Это обратная сторона «липкого пола», когда женщина продвигается по карьерной лестнице и в какой-то момент останавливается, оставаясь, допустим, до самой пенсии помощницей директора или секретаршей.

Занимает определенную позицию и не продвигается. Но если посмотреть карьерные перспективы мужчин, то, как правило, движение у них прослеживается в течение всей карьеры. И если говорить о причинах «стеклянного потолка» и «липкого пола», то, наверное, можно выделить две основные причины — это женская социализация (то, как женщин воспитывают, видят в обществе) и гендерная дискриминация, ущемление прав и возможностей женщин по причине их пола.

В обществе подчеркивается важность того, чтобы женщина стала женой, матерью, и основной обязанностью ее стало ведение личного хозяйства, рождение детей. Этот тезис, как показывают опросы женщин, используется работодателями для отказа в приеме на работу, в поручении новых проектов или продвижении по карьерной лестнице. «Даже если у тебя нет детей, все равно ты — потенциальная мать, поэтому мужчина лучше».

Рассмотрим, как материнство влияет на карьеру.

В определенный момент женщина делает перерыв в карьере для того, чтобы уйти в декрет, и этот значительный перерыв в три года оказывает влияние на построение карьеры. И даже после выхода из декрета дом и дети остаются заботой женщин. Женщина совмещает фактически 3 занятости (работа, дом, дети). Безусловно, все больше семей распределяют обязанности по дому, совместно занимаются детьми, но пока это все еще скорее исключения.

Среднестатистическая белорусская женщина менее амбициозна и уверена в своих профессиональных компетенциях по сравнению с мужчиной. Средняя зарплата женщин в Беларуси более чем на 20% ниже зарплаты мужчин, находящихся на тех же позициях. У женщин есть определенные провалы в плане уверенности в себе, признания собственной экспертности.

Еще одно представление нашего общества о женщине — то, что женщине биологически природой дано заботиться о близких. В данном случае близкие — это в основном дети, а также еще и внуки. И если в семье случилось печальное событие, например, из родственников кто-нибудь тяжело болеет, то, как правило, об этих родственниках заботятся женщины. И это мешает состояться в работе, получить дополнительное образование.

Возвращаясь к вопросу о женщинах на непрестижной, низкооплачиваемой работе, отметим: во время перестройки, когда огромное количество людей лишалось работы, женщины были склонны идти на любую работу, которая им подвернется, на что те же мужчины не отваживались, считая, что это нанесет урон их авторитету. Говоря о стратегии выбора — искать престижную работу или идти на менее подходящую, — большинство женщин делали выбор в пользу денег здесь и сейчас, потому что надо кормить семью.

published on caprizulka.ru according to the materials lady.tut.by

OksanamoСемейные отношения
Дискриминация по половому признаку — обязательный атрибут постсоветского общества. Представлен он и в Беларуси, где женщины традиционно зарабатывают меньше мужчин (иногда на четверть от стандартной оплаты труда) и редко занимают руководящие должности в компаниях. Чтобы объяснить этот феномен, западные социологи ввели в оборот термин «липкий пол», означающий, что в корпоративной иерархии женщины дольше мужчин задерживаются на начальных позициях и не могут выстроить полноценной...