Встретил Мию из Quartz в аэропорту Шереметьево. Вышла она в полдевятого утра.

— Ну че, Uber? — говорит Миа.
— Какое-там, все стоит, поехали на Аэроэкспрессе.

Едем на Аэроэкспрессе, накрапывает дождик, наслаждаемся видами на платформу Марк, Лианозово и Дегунино. Доезжаем до Белорусского вокзала, выходим, наслаждаемся площадью Белорусского вокзала. Небо серое, дома серые, улицы серые. Садимся на Uber, выезжаем по пробкам на Садовое.

— Что это?! — говорит Миа, видя мордор, построенный на углу Долгоруковской и Садового.
— Ну, — говорю, — это здание у нас такое.

Заезжаем на Малую Дмитровку в поисках отеля Golden Apple. Отель не видим, потому что вместо зданий — зеленый забор. Улицу нахер срыли. Тротуаров нет. Ковыляем под дождиком по проезжей части, доходим до отеля. Отель окружен рвом, через него мостки.
Прощаемся, через пару часов идем гулять. Выходим на Малую Дмитровку. Дмитровки нет. Доходим через стройку до Пушкинской площади. Пушкинской ни хера нет. Выходим на Тверскую. Тверской, сука, тоже нет!

— Это, — говорю, — наша, хм, главная улица страны. Красиво, да?

Доходим по стройке до Манежной.

— Это, — говорю, — гостиница Москва. Она как бы старая, ее правда снесли под корень, а потом заново построили то же самое.
— То же самое?! — удивляется Миа.

Доходим до Красной площади. Дождь переходит в ливень. Собора Василия Блаженного не видно — половину Красной площади занимает гигантская сцена в честь Дней славянской письменности и культуры.

— Что это за здание справа? — спрашивает Миа.
— Тут, — говорю, — Ленин лежит. Я, правда, его не видел никогда.
— В смысле, не видел?!
— Ну он там лежит, можно посмотреть.
— Что значит лежит?!
— Ну труп лежит, да!

Идем дальше.

— А что там за бюсты за Лениным? — спрашивает Миа.
— Это кладбище, — говорю.
— Что значит кладбище?!
— Ну там все советские деятели лежат. Сталин, например.

Идем дальше. Выходим на мост.

— А что это за цветы лежат?
— А это? Тут одного нашего оппозиционного лидера убили.
— А что это за гигантская стройка?
— Ну тут раньше был город, потом его снесли, потом построили гигантскую гостиницу, потом ее тоже снесли, а теперь строят парк, но, правда, его пока нет.
— А что там за гигантский храм?
— Это Храм Христа Спасителя. Его тоже сначала снесли, а потом опять построили. Точно такой же.

Ливень усиливается.

Источник

published on caprizulka.ru according to the materials nichosy.ru

OksanamoИстории из жизни
Встретил Мию из Quartz в аэропорту Шереметьево. Вышла она в полдевятого утра. — Ну че, Uber? — говорит Миа. — Какое-там, все стоит, поехали на Аэроэкспрессе. Едем на Аэроэкспрессе, накрапывает дождик, наслаждаемся видами на платформу Марк, Лианозово и Дегунино. Доезжаем до Белорусского вокзала, выходим, наслаждаемся площадью Белорусского вокзала. Небо серое, дома серые,...