Депрессия — это сильное психическое расстройство, требующее помощи специалистов. Многие люди не осознают, что больны, сваливая все на внешние факторы, и порой даже самые близкие ни о чем не догадываются. Good Housekeeping опубликовал истории трех женщин, которые поделились личным опытом борьбы с депрессией и признались, каково это — улыбаться, когда еле сдерживаешь слезы.

Изображение носит иллюстративный характер

По данным Всемирной организации здравоохранения, от депрессии в мире страдает около 300 миллионов человек, большинство из них — женщины. Прочитать о том, какие признаки могут свидетельствовать о том, что человек находится на грани этого серьезного недуга, можно здесь.

«Никому бы и в голову не пришло заподозрить у меня депрессию»

Мег Д’Инсекко 49 лет, и четыре года назад ей поставили диагноз "депрессия".

«Я всегда представляла, что депрессия — это когда ты не можешь встать с постели, ходить на работу или быть хорошей матерью. Но у меня депрессия, и я вообще не подхожу под это описание.

19 лет я работала в любимой сфере общественных отношений, у меня великолепный муж, удивительный сын и чудесные друзья. Я веселюсь на вечеринках, обожаю знакомиться с новыми людьми и знакомить их со своими друзьями. Я выступаю аукционером на благотворительных балах в школе сына, и мое пошловатое чувство юмора всегда веселит родителей. Я всегда старалась не поддаваться грустным мыслям. У меня была булимия, с которой я разделалась с помощью психотерапевта. У меня хорошая жизнь, и я ею довольна.

Четыре года назад я сменила работу на более престижную и ответственную и ощутила сильное давление. Я плакала каждый день, не могла сосредоточиться, сильно похудела.

Изображение носит иллюстративный характер

Я слышала злой внутренний голос, который говорил мне, что я ничтожество и не достойна своей работы. Я стала очень неуверенной в себе — со мной это было впервые. Разговаривая с человеком, я представляла, как он уходит, сочтя меня мерзким собеседником.

Когда я дважды беспричинно разрыдалась по дороге в школу, чтобы забрать сына, я поняла, что пора обратиться к специалисту.

Я нашла подходящего психолога и за полгода ощутила прогресс: я стала чувствовать себя лучше, начала ценить то, что имею, но по-прежнему плакала каждый день и меня посещали очень темные мысли. Психотерапевт предложила попробовать лекарства, но я отказалась, потому что боялась, что они притупят мои чувства и заглушат либидо.

Затем на одной из встреч с психотерапевтом я призналась, что хотела бы начинать утро с бокала вина, чтобы сгладить настроение, на что врач ответил, что именно это таблетки и делают. Я решила попробовать, потому что депрессия — такое же заболевание, как и, скажем, диабет, который также лечат препаратами.

Сейчас я принимаю антидепрессант и транквилизатор, посещаю психотерапевта и хожу на пробежки. Да, я набрала немного веса из-за антидепрессанта, но либидо и острота эмоций остались прежними.

Я чувствую себя хорошо, у меня перестали появляться мучительные мысли из ниоткуда. Если у меня и случается плохой день, то я воспринимаю это не как катастрофу, а напоминаю себе, что это временно и бывает со всеми, что у меня все будет хорошо».

«Я научилась справляться без лекарств»

Изображение носит иллюстративный характер

31-летняя Шелби Андерсон работает в госпитале, занимается танцами и счастлива замужем.

«Я не могу припомнить и дня, чтобы моя депрессия не напомнила о себе. Она была всегда. Правда, когда ты ребенок, так ее не называют — ты просто злая, угрюмая девочка, которая придумывает для своих кукол очень мрачные сценарии. В 11 лет меня отправили к психологу, который понимал меня лучше, чем мои собственные родители.

У меня не было друзей, хобби, я плохо спала по ночам. Я относилась к себе крайне уничижительно и считала, что мне нечего дать миру.

В 15 лет я начала принимать лекарства и постепенно пришла к сочетанию транквилизаторов и антидепрессантов. Это очень помогло, я почувствовала себя счастливее, записалась на курсы ораторского искусства, и у меня даже неплохо получалось. Правда, я довольно жестко себя ругала, если проигрывала на соревнованиях.

После окончания колледжа я решила попробовать жить без препаратов: я принимала их 8 лет, депрессия не уходила, и я не хотела жить на таблетках всю жизнь. Мой психотерапевт согласился попробовать постепенно „свести“ меня с медикаментов.

​ Изображение носит иллюстративный характер ​

Последние 7 лет методом проб и ошибок я определила для себя техники и приемы, которые работают для меня. Я забочусь о себе, стараюсь не относиться к себе слишком строго и не завышаю ожидания.

Конечно, бывают моменты, когда я чувствую себя очень плохо. Например, если меня вызывают к начальнику за совершенную ошибку, что случается очень редко, то я чувствую себя худшим работником в мире. Мне не грустно, скорее я чувствую себя подавленной и мне хочется свернуться в клубок под одеялом и забыть все.

В такие дни я напоминаю себе, что нет ничего плохого в том, чтобы передвинуть дела на потом, расслабиться с мороженым и парочкой фильмов. Трижды в неделю я бегаю по 15 км на природе.

Если я сильно из-за чего-то переживаю, то стараюсь взглянуть на ситуацию со стороны, с точки зрения эмоционально невовлеченного человека. Если я ругаю себя, то говорю себе, что проблема не во мне, а у мозга. Когда умеешь определять, свои это эмоции или внушенные мозгом, гораздо проще на них реагировать.

Я люблю своего мужа, свою работу, друзей и хобби. Я знаю, что не обязана делать все идеально, и горжусь тем, как справляюсь со своей болезнью»..

"Скрытая депрессия чуть не убила меня"

Изображение носит иллюстративный характер ​

36-летняя Ана Мантика росла с матерью, отчимом и любимой бабушкой.

"В нашем обществе принято, что женщины очень сильные — оказывают помощь, но сами обходятся без нее. В раннем возрасте я усвоила, что если у тебя депрессия и ты принимаешь таблетки, то ты слаб и безумен.

В юности быть сильной было очень легко: у меня было чудесное детство, хорошая школа, семейные отпуска. Я мечтала работать в журнале про здоровье и спорт. Получив диплом магистра, в 24 года я устроилась ассистенткой редактора в крупном журнале. И почти сразу почувствовала себя самозванкой. Несмотря на то, что я всегда была отличницей, я чувствовала себя глупее, хуже и некрасивее тех женщин, что работали со мной. Когда я, ростом в метр шестьдесят и с округлыми формами, ехала в лифте с высокими белокурыми моделями, я чувствовала себя, мягко говоря, не в своей тарелке.

На летучках я чувствовала себя неумехой, потому что редактор не одобрял мои идеи (и идеи многих других работников). Затем работа перестала приносить мне хоть какое-то удовольствие, хотя я мечтала о ней всю жизнь.

У меня начались отношения, которые с виду казались идеальными: парень был высокий, умный и выглядел как с обложки журнала, но он меня не понимал. Отношения тоже оказались провалом.

Внутри я перестала чувствовать что-либо — ни гнева, ни боли, ни разочарования, ни любви, ни веселья.

Единственное, что меня радовало, — это то, что я могла контролировать свое питание. Я начала резко худеть и стала очень тощей. Вскоре мой парень настолько встревожился, что позвонил моим родителям, и они потребовали, чтобы я легла в реабилитационную клинику. Там при заполнении анкеты до меня дошло, что анорексия была моим способом справиться и замаскировать депрессию.

Изображение носит иллюстративный характер ​

Я завершила программу, но безуспешно, и когда мы переехали, депрессия обострилась настолько, что я почти не выходила из дома: у меня не было ни друзей, ни поддержки. Мой вес снизился до той отметки, что у меня замедлилось сердцебиение, а психотерапевт заявила, что отказывается со мной работать, пока я не лягу в больницу и не начну принимать лекарства.

Именно это и еще разговор с моим дедушкой, который произошел несколькими месяцами раннее, помогли мне перебороть себя и культурно взращенную неприязнь к просьбе о помощи. В нашей семье знали о том, что у него депрессия, но никто не говорил об этом. Когда я навестила его, он рассказал мне о своей болезни и поведал, что ему стало намного лучше с тех пор, как он начал принимать лекарства. Я вернулась домой и легла на лечение. Мне прописали курс лекарств, и я наконец почувствовала себя намного лучше.

Я поняла, что меня растили и готовили к тому, чтобы стать золотой девочкой — счастливой, успешной, идеальной, но это были нереалистичные цели. Сейчас я принимаю себя любую. Я набрала здоровый вес, порвала с парнем, вернулась к семье и друзьям. Я нашла работу, которую обожаю и которая приносит мне удовольствие.

Депрессия иногда напоминает о себе, и тогда я занимаюсь йогой, встречаюсь с друзьями, читаю книги, хожу в церковь. Моя семья полностью меня поддерживает. Если понадобится, буду принимать лекарства. И это значит лишь одно — я в здравом уме, чтобы позаботиться о себе".

published on caprizulka.ru according to the materials lady.tut.by

OksanamoСемейные отношения
Депрессия — это сильное психическое расстройство, требующее помощи специалистов. Многие люди не осознают, что больны, сваливая все на внешние факторы, и порой даже самые близкие ни о чем не догадываются. Good Housekeeping опубликовал истории трех женщин, которые поделились личным опытом борьбы с депрессией и признались, каково это — улыбаться, когда еле сдерживаешь слезы. Изображение носит иллюстративный характер По данным Всемирной организации здравоохранения,...